psoranet (psoranet) wrote,
psoranet
psoranet

Воскресный оффтоп: Стихи RedMen (часть 4)

*
Продолжаем публикацию стихотворений участников форума.
Три подборки стихов
RedMen были размещены ранее (ссылки ниже), сегодня его новые сочинения лета и осени 2015 года.
(Часть 1 - http://psoranet.livejournal.com/197753.html )
(Часть 2 - http://psoranet.livejournal.com/293526.html )
(Часть 3 - http://psoranet.livejournal.com/302829.html )

21 Июль 2015
Парочка сонетов.

Дорога

Я помню всех, кто шёл когда-то мною.
Мужчин и женщин, взрослых и детей,
Беспечных и с израненной душою —
Я сохранила в памяти своей.

Весной ли, летом, осенью, зимою —
Всяк путник в череде прошедших дней,
С богатой клажей, с нищенской сумою —
Мне становился ближе и родней.

Века, народы, радости и скорби,
Под ношей неприкаянною горбясь,
Из дали снова уходили в даль.

Я помню всех. Не залечить утраты.
А ты, ушедший, вспомнишь ли меня ты?
Ты знаешь тайную мою печаль?

.

*   *   *

Твоё лицо в сиянии златом
До странности мне кажется знакомым.
С горбинкой лёгкой нос над строгим ртом.
Бровь тонкая с трагическим изломом.

И тот же взгляд, чуть с косиной, крестом;
И голос тот же, с хрипотцой, негромок.
Глотаю судорожным ком глотком —
И льётся в сердце сладкая истома.

Не может быть, чтоб то была б не ты.
Но разум шепчет мне сурово: — Время! —
И прочь бегут неясные мечты.

Воспоминаний горьких тяжко бремя.
А глаз упрямо  милые черты
Взыскует в прошлого тенях на стенах.

*   *   *


10 Сентябрь 2015


Мыслей беспорядочных в голове кружение.
Полыхает солнца круг на исходе дня.
Воспою я щедрое страсти приношение
Шаловливых пальчиков, ищущих меня.

Язычком щекочущим — вот же искушение! —
Влажною тропинкою с головы до пят
Разбужу я ласково, до самозабвения,
Пятнышки родимые, что в изгибах спят.

Поцелуем жарким прогоню смятение
Ненасытной прелести, жаден и пунцов.
Пусть призывно-бойкие дарят наслаждение
В зрячем полусумраке гнёздышки сосцов.

А потом, счастливые до изнеможения,
Будем ждать с томлением следущего дня,
И на ложе застланном новым исступлением,
Новыми проказами ты почтишь меня.


*   *   *

07 Июнь 2015
[Три триолета]

ДедСат сказал: - Гони мне ноты,
Я буду песню петь твою.
Мне нынче песню петь охота! -
ДедСат сказал, - Гони мне ноты.
Так дней минувших анекдоты
Смешили дружную семью...
ДедСат сказал: - Гони мне ноты,
Я буду песню петь твою.


*   *   *

Я мастер клянчить комплименты
у окружающих людей.
Чтобы сорвать аплодисменты,
Я мастер клянчить комплименты.
И Ингеборга аргументы
Нам привела, что всех сильней:
Я мастер клянчить комплименты
у окружающих людей.

*   *   *

Печатайся под именем своим,
А под никнеймами не пробуй.
Чтоб не пыхал бы недруг злобой -
Печатайся под именем своим.
Чтоб от рождения до гроба
Глупцом бы не был ты гоним -
Печатайся под именем своим,
А под никнеймами не пробуй.

*   *   *

27 Июнь 2015

Ещё из триолетов


Тоской душевной обуян,
забыл, как пишутся стихи, я.
В них глупый мню теперь изъян,
тоской душевной обуян.
Ты выполешь ли сей бурьян,
мне прежде милая стихия? -
тоской душевной обуян,
забыл, как пишутся стихи, я.


*   *   *
"Немногого прошу взамен бессмертья" -
однажды обронил поэт, главу склоня.
Не плачьте, мол, да тракт, да друга, да коня -
немногого прошу взамен бессмертья.
А я, а я - смогу ль избегнуть смерти я,
достоин буду ли когда, стихом звеня,
"Немногого прошу взамен бессмертья" -
однажды повторить за ним, главу склоня?
.

*   *   *


11 Сентябрь 2015.

Вдоводел

— Да-а-а... Давненько же ливней жестоких в пути не встречал я.
Эй, кузнец, отдохнуть я присяду к тебе на порог?
Далеко из-под молота брызжут весёлые искры.
— Та присядь, посиди, — кузнеца голос глух был и строг.

— Ну... в кармане твоём слов найдётся не то чтобы много.
Что куёшь ты, кузнец, расскажи от кузнечных щедрот?
— Сколько есть — покажу. Мы не часто здесь странников видим.
А кую я вам, милый, а кую я вам вдов и сирот.

— Что за странные речи, кузнец? Как такое возможно?
Как из мёртвой руды плоть живую сковать? Вот чудной!
—  Видишь — меч. Не вернётся голодным и злым он из битвы —
Чьей-то крови попьёт, чей-то муж не вернётся домой.

— Так устроена жизнь. Защищать же Отечество нужно?
Нету чести превыше, когда люди — не стадо овец.
— Сколько стоит та честь, сколько стоит потеря кормильца,
Ты спроси у того, у кого не вернулся отец.

— Говоришь ты, кузнец, я смотрю, всё престранные речи.
Для чего же ковать взял ты новый для смерти клинок?
— А оружье кую не своею я вольной охотой —
Местный ярл, чтоб его, взял семейство моё под залог.

— Отчего ж не бежать вам с семейством в далёкие дали?
Говорят, что на севере есть незаметный фиорд...
— В подземелье глубоком, в темнице с железною дверью
Караулят семью крепких дюжины две держиморд.

— А сельчане-то что? Неужели они не помогут,
Держимордам в загривок накласть есть же кто посмелей?
— Что сельчане... бессильны, худы с голодухи их плечи,
Они сами у ярла давно в долговой кабале.

— В урожайный-то год — голодать? Чудеса, да и только!
Что едите вы тут, среди тучных обширных полей?
— Что в полях вырастает — не нам предназначили боги.
А едим мы, мой милый, своих дедов едим и детей.

— Ну, опять говоришь ты, кузнец, непонятной загадкой.
Ускользает их суть от меня и значенье темно.
— Много мы схоронили и дедов, и прадедов в землю,
Знай: из праха умерших чрез века прорастает зерно.

— Да, ты прав. Но скажи, пред детьми разве мы виноваты?
Мнится мне, простаку — наша совесть пред ними чиста.
— Вон подводы с зерном недалече стоят неукрыты.
Каждый сгнивший мешок — он украден из детского рта.

— Тяжело, поди, жить с таким чутким видением мира?
Как ты спишь по ночам, иль привычно тебе, старику?
— Не тяжельше, чем жить нам под ярловым гнётом обрыдлым;
Но не вижу причин волноваться тебе, чужаку.

— Эй, кузнец, а не хочешь в селеньи устроить восстанье?
Ночью к ярлову дому пробраться, поджечь головнёй...
— Дождь окончился, странник, ступай же своею дорогой,
Не смущай стариковское сердце пустой болтовнёй.

— Ну, прощай. Да скажи мне, кузнец, своё доброе имя —
Помолюсь я богам за честный кузнеческий труд.
— Боги наши, вестимо, давно про людей позабыли;
А зовут меня, милый, Вдоводелом сельчане зовут.

*   *   *

.
16 Сентябрь 2015

стихи все кончились увы
и все закончились поэты
и без поэзии черствы
дни потекли и где ответы
на те проклятые вопросы
что молча задавали вы
.
*   *   *

.

23 Сентябрь 2015

... А пока в голову лезет всякая весёлая фигня.

.

Как Львёнок и Редменяха пели песТню

Львёнок:
Я на форуме сидю,
Я Мединского судю...
Все сидю и сидю-у
И Мединского судю.

Редменяха: - Мне кажется, надо говорить не "судю", а "сужу".
Львёнок: - Вот ты вроде как умный мужик, а защищаешь. А мне всё равно как петь, я его осуждаю.

Львёнок:
Псоранет, нет, нет идет,
По те-че-ни-ю плывет.
Только я все сидю (в смысле, сижу),
И Мединского сужу...

Редменяха:
Рядом Львеночек лежит
(*в сторону* - Ну он не то чтобы буквально "рядом", но ведь форум - это совсем-совсем близко?)
И ушами шевелит,
Только я-я-а все лежу
И на Львенка не гляжу.
(*в сторону* - Не, ну а чо на него смотреть-то, когда он такую барабу-то несёт?)

Редменяха: - И всё-таки я щитаю, что не надо никого осуждать, хоть он и не прав.
Львёнок: - И-и-и рааз...

Вместе:
Я на форуме сижу,
На Мединского гляжу...
Все сижу и сижу,
И министра не сужу.

*   *   *

.
26 Сентябрь 2015

Просматривал черновики и наткнулся на рубаи - да, пробовал и такую форму; кажется, здесь ещё не показывал.
Сам я о попытке не сильно большого мнения: мне кажется, что она до чрезвычайности похожа на всем известные стихи Хайама, Фирдоуси, Рудаки. Вместе с тем мне за неё (попытку) не стыдно: специально прогонял поисковиками на предмет совпадений и не нашёл их; т.е., полагаю, мои дибейты не есть результат записанной мною хорошо забытой восточной поэзии.

.

[Рубаи]

*   *   *
Откуда мы пришли, родившись в этом мире?
Куда, зачем идём мы, странствуя по миру?
Куда свой путь продолжим, уйдя на свет другой?
Ответа не найти, пожалуй, в целом мире.

*   *   *
Родившись в этот свет - о, как мы одиноки!
Всевышний, люди, мир - за что так к нам жестоки?
Добро и милосердие нам у кого искать?
Ответ скорее дай, о, чтущий эти строки!

*   *   *
С рожденья своего мы славим жизнь - жизнь, о святыня!
Пока мы живы, жизнь поём - жизнь, о святыня!
Когда ж уйти наступит время в лучший из миров,
Прославим также смерть свою - смерть, о святыня!

*   *   *
На щедроты и праздники жизнь бывает скупа -
Не предайся отчаянью в будний день ты сглупа.
Чем ни больше унынию мы предаёмся -
Тем прочнее вкруг нас горьких уз скорлупа.

*   *   *
Четверть жизни упорно ты взбирался на трон.
Что ж, взобрался? Правь им строго, не считая ворон!
А иначе твой враг, тебя скинувши с трона,
Над тобой посмеётся в день твоих похорон.

*   *   *
Средь пустыни безводной ждать напрасно муссон,
С губ истресканных слышен лишь измученный стон.
Встрепенись! Сделай первый свой шаг - ведь от жизни
Без движения  милости ждать нам - не резон.

*   *   *
.

19 Октябрь 2015

Volumen

                  Нынче ветрено и волны с перехлестом.
                      Скоро осень, все изменится в округе.
                                                          Письма римскому другу
                                                                     (Из Марциала)
                                                                       И. Бродский
                                 *

Осень листья тихо сеет на рассвете,
       в танце медленно-печальном долго кружит,
то в клубы свивает в лёгком пируэте,
       то утопит ненароком в мелкой луже.

Ты прости мне, друг мой Постум, эти строки,
       мнится мне, что не нарушил я приличий;
мнится, что моих обрывков мыслей клоки
       не смутят твой ум, по-старчески девичий.

                                  *

Знаешь, нынче уродилась прорва яблок.
       Я в саду, представь, сижу с утра до ночи.
Размышляю. О годах своих о дряблых,
       о любви своей к сложенью и о прочем.

Шлёт лучи привета на закате зорька.              .
       В них созвучие пифагорейских терций.
Отчего же на душе моей так горько,
       отчего же болью кровоточит сердце?

                                 *

Как ты видишь время, Постум — там, в столицах?
       Что читаешь в сочиненьях  умных греков?
Что в патрициев и плебса видишь лицах? —
       не настала ль уже осень человеков?

А за осенью и заморозки грянут,
       без числа падёт людей, врагом гонимых,
запах смерти источая сладко-пряный...
       Пережить бы нам с тобою эту зиму.

                                 *

Помнишь старого раба, в цепных постромках,
       что в таверне был прикован к толстой двери?
Посетители над ним смеялись громко
       и пихали его в спину больно, звери.

Он поэтом стал, свободным гражданином.
       Скорбный стих его хотел бы повторить я:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины
       той страны, где довелось родиться".

                                 *

Люди плакали, его словам внимая —
       не о той, что захватила аж полмира,
а о той, что некогда, бразды взрывая,
       их самих, отцов и матерей вскормила.

Это плачет осень, Постум, друг мой бледный.
       В государстве осень, в людях, лицах, душах.
Доживёт ли до весны народ наш бедный,
       иль под Мойр ударами падёт, порушен?

                                 *

Я в саду дремал, приснился странный сон мне:
       будто кружит вихорь листья на дороге.
Пригляделся я - а это ветер сонмы
       человеческих голов сметает в сто́ги.

В землю сеет, укрывает толстым слоем,
       топит в мимо протекающем арыке,
в мрак зашвыривает жутким злобным воем —
       а их рты разинуты в безмолвном крике.

                                 *

Я проснулся — расписала сад мой осень,
       как художник неумелый, серой кистью.
Тусклым светом из-за туч седая просинь
       проливает на ковёр из прелых листьев.

Мочит их дождями, опаляет зноем,
       и сгниют они к весне там, где лежали...
Так людей ушедших судьбы перегноем
       почивают на Истории скрижалях.

                                 *

Ты мне скажешь: "Укрывают от морозов
       листья землю, так устроила природа —
чтоб сберечь её пред зимнею угрозой,
       чтоб весною не бывало б недорода".

Соглашусь с тобой, но вот головоломка:
       друг мой Постум, неужели удобреньем
человек растёт для собственных потомков,
       а не высших сил и не богов твореньем?

                                 *

Знаю, косный ум в сомнениях неможен,
       знаю, циклы жизни и точны, и строги,
знаю, нет у них пристрастия, но всё же
       не могу унять навязчивой тревоги.

Верю, что ещё увижу цвет маслины,
       что народа возрождение застану —
не о том ли нам поведал Старший Плиний
       вдохновенными и мудрыми устами?

.

*   *   *

.
25 Октябрь 2015

(Из невошедшего в "Volumen": посчитал, что по настроению строфа не подходит и выкинул. Хотя нахожу, что оно более соответствует духу "марциаловых" эпиграмм, нежели Volumen; но в нём и цели были другие.)

                             *
С позапрошлых нон измучен я артритом,
       приводили и врача, с походкой валкой,
с ложной скорбью на лице, вином изрытом,
       я - ха-ха! - побил его немножко палкой.

А потом позвал к себе опять: мученья
       пусть облегчит пред зимою недалёкой.
Он прочёл мне из Эзопа поученье
       и успешно облегчает кошелёк мой.


*   *   *

.
31 Октябрь 2015

Пускай будет пока в таком виде.

.

Триграммы

               
С позапрошлых нон измучен я артритом,
       приводили и врача, с походкой валкой,
с ложной скорбью на лице, вином изрытом,
       я - ха-ха! - побил его немножко палкой.

А потом позвал к себе опять: мученья
       пусть облегчит пред зимою недалёкой.
Он прочёл мне из Эзопа поученье
       и успешно облегчает кошелёк мой.

                                  *

Говоришь, что зря плачу тому врачу я,
       что напрасно развращаю их сословье
видом денег; что пустой карман почуя,
       он ускачет мигом с грацией слоновьей?

Нет, мой друг, мы с ним в одной упряжке,
       оба платим долг несбыточной надежде:
он мои артритные врачует ляжки,
       я - стихом плохим - врачую в нём невежду.

                                  *

Мы когда-нибудь своей достигнем цели
       каждый на пути своём зело суровом:
страждущих поднимет бодрых врач с постели,
       я к читателю найду дорогу словом.

А пока с врачом мы мучаем друг друга,
       он и я, один другого шут нелепей.
Бьёт крылом Пегас, увиденным напуган,
       усмехается невесело Асклепий.

*   *   *

.
02 Ноябрь 2015

... просто так, руку набиваю.


В нашей жизни есть престранные мгновенья,
       скрытый смысл их открывается не сразу.
Был суставами я скорбен от рожденья,
       но не скорбен восприимчивый был разум.

В шумных играх и движениях был скован,
       посреди артритчиков и ныне числюсь,
а сейчас, стихом и рифмой очарован,
       за Пегасом вслед бреду тихонько мыслью.

.

*   *   *

.
05 Ноябрь 2015

Утро

Ещё лес спал. Ещё туман, молочным
ковром укрыв осенний дол и луг,
хранил их безмятежный сон полночный
и ржавил под кустом забытый плуг,
весь в капельках росы; над беспорочным
безмолвием не смел явиться звук, —
но уже робким взглядом побирушки
чуть тронул луч зари дерев верхушки.

Вот всё смелее, жарче, веселей,
окрашивает неба край кармином —
и вспыхивает тысячью огней
червонцев россыпь листьев на рябине.
Туман пропал; всё громче и слышней
глубокий вздох пронёсся над равниной,
и с заполошной песней петуха
уходит ночь, торжественно-тиха.

Пока ещё мерцают тускло тени,
но век уже недолог бренный их,
в них нет уже пугающих значений,
но есть предвосхищение других,
иной природы дивных откровений,
из тех, что в путешествиях дневных
давно познала всякая букашка,
чей мир широк средь  пижмы  и ромашек.

Но чу! Пылает золотом восток,
ему навстречу, чинно-торопливо,
тепла почуяв вожделенный ток
наитием каким-то прозорливым,
свой расправляют каждый лепесток
цветы в саду, и под плетнём крапива,
на грядках огородная ботва
и в поле вольном вольная трава.

А вот и жаворонок песней звонкой
недвижный прежде разбудил эфир;
отвсюду звуки, то густы, то тонки:
там бык, в томленьи обнажённо сир,
трубою бухает иерихонской,
там птичьих пенье трепетных стихир,
а там болотце под гнилой осиной
хор дополняет писком комариным.

Приходят и уходят в свой черёд
явления и времена и светы;
ничто не тщится проскочить вперёд,
не попирает древние заветы,
их надмевая, и когда умрёт,
спокойно сходит за другими в Лету.
Так ночь сменяет утро, утро день,
и  вечер вслед грядёт в ночную сень.

Природа-мать! Когда б твои уроки
учил прилежно гордый человек,
и совершая во земные сроки
безумно-неустанный жизни бег,
не пестовал вражду, обман и склоки —
сколь счастлив был бы долгий его век,
а смерть когда своим крылом обнимет,
о, сколь бы мирною была его кончина!


*   *   *

.
08 Ноябрь 2015

А всё-таки: как пишутся сонеты?
Каким гармониям они подчинены?
Какие есть у них свои секреты,
Которым нет ни сносу, ни цены?

Шекспир, Петрарка, Данте Алигьери,
Напоен светом чей воздушный стих,
Таинственного приоткрыли двери —
Внемли им сам — и напитай других.

Но слепы мы — читаем и не видим!
Но хладны мы — безмолвствуют сердца.
Но прячем срам под пышною хламидой,
И с косностью тягается гнильца.

И рвёшься прочь из затхлого застоя,
И нет уму пытливому покоя.
.

*   *   *

.
19 Ноябрь 2015

Глупый, я думал, что позабыл навсегда.
Думал, что прошлое в сердце стучаться не будет.
Память, ты снова безжалостно залпом орудий
раны тревожишь по незажившим следам.

Глупый, я думал: скроюсь за крепкой стеной.
Думал, что совесть-обуза уснула навеки.
Тщетно. Престранное свойство живёт в человеке:
то, что забыл он, мучает после виной.

*   *   *

Tags: воскресный оффтоп, интересное, оффтоп, стихи, творчество, участники
Subscribe

Posts from This Journal “воскресный оффтоп” Tag

promo psoranet august 18, 2000 12:57
Buy for 100 tokens
Разместите информацию или ссылку на ваши страницы. Правила здесь - https://psoranet.livejournal.com/460664.html
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment